Культура и быт

Литературный язык таджиков до XX века был единым с языком персов в Иране и назывался «персидский» или «придворный», язык двора. «Таджикскими» иногда называли многочисленные разговорные формы этого языка (язык «таджиков», то есть персоязычного простонародья в противоположность языку аристократии и образованного класса), но в целом этот термин имел слабое распространение.

Советское строительство «таджикской нации» неотделимо от создания новой литературной формы, для названия которой был задействован неологизм таджикский язык. В основу таджикского языка СССР были положены северотаджикские говоры, наиболее сильно отошедшие от разговорной речи жителей Афганистана, Иранского Хорасана и особенно диалектов Западного Ирана, получившие литературную обработку в произведениях советских таджикских писателей во главе с Садриддином Айни, уроженцем Бухарского оазиса. При этом сами центры северотаджикской культуры, Самарканд и Бухара, оказались в Узбекской ССР. Важным шагом стал перевод с традиционной арабской письменности на латиницу, а затем и кириллицу (с 1940), применяемую для таджикского языка по сей день. Некоторые представители новой таджикской интеллигенции воспринимают данный шаг как целенаправленный отрыв таджикской общности СССР от остального персоязычного мира.

Несмотря на модернизацию и демократизацию таджикского языка, литературный язык в целом продолжает традиции фарси-дари, классические произведения на котором таджики традиционно считают не только персидскими, но и своими тоже, и чётко противопоставляется разговорной речи (тадж. забони куча «язык улицы», тадж. забони бозор «язык базара»), существенно отошедшей от классического прототипа и подвергшейся некоторому влиянию узбекского и русского языков.

Вариант персидского, используемый в Афганистане, во многом сближается с таджикским языком, и образует с ним единый «восточноперсидский континуум» (в противоположность «западному» фарси Ирана). В 1964 году ему было официально присвоено древнее название «дари».